Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Подводные минные заградители Великой войны



Погрузка мин на германский подводный минзаг типа UC. Эти лодки остались единственными в истории, кто ставил мины, фактически "под себя". Зато они были дёшевы, могли перевозиться по железной дороге и благодаря небольшому водоизмещению проникать в самые труднодоступные акватории, чтобы отложить 12 мин.

Collapse )

Das boot



Немецкая подлодка U-869.Совершила один боевой поход, успехов не достигла. Погибла 11 февраля 1945 года близ берегов Нью-Джерси США, в районе с координатами39°33′с.ш.73°02′з.д. Скорее всего в результате циркуляции собственной торпеды. Все 56 членов экипажа погибли. Единственный выживший член экипажа, Герберт Гушевский, не вышел в поход из-за болезни.

Collapse )

История одного китобоя



Маленький китобой "Пол-III", призванный в 1939 году на военную службу и вооружённый одной трёхдюймовкой, встретил на подходе к Осло-фьорду германскую эскадру из трёх крейсеров и тринадцати кораблей сопровождения. Норвежец осветил немецкие корабли и запросил национальную принадлежность. И принял бой...
Его командир, капитан-лейтенант Лейф Велдинг-Олсен, которому разрывом снаряда с немецкого миноносца оторвало обе ноги, стал первым погибшим на этой войне норвежцем.
Но своё дело маленький двухсоттонный кораблик сделал. На береговых батареях, защищавших столицу Норвегии, уже не спали...

Первая жертва Крымской войны


Александр Федорович Варпаховский (1810 - 11.10.1853, на р. Дунай у крепости Исакчи), капитан 2-го ранга (1852) 44-го флотского экипажа.
Из дворян Смоленской губернии.

В 1829 году был выпущен мичманом из Морского кадетского корпуса в Черноморский флот. На разных судах участвовал в крейсерствах, перевозил войска и грузы по портам, в 1833 году был произведен в лейтенанты.
С 1837 года командовал транспортом «Суджук-Кале», в 1839-1841 годах - шхуной «Дротик», в 1842-1850 годах - бригом «Птоломей» (в 1855 г. затонул в Севастополе от пробоин, полученных при бомбардировке города англо-французскими войсками).

В 1844 году произведен в капитан-лейтенанты и награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. «за 18 морских кампаний». Был внесен в Вечный список кавалеров ордена Св. Георгия 4-й ст. под № 7369.

В 1851-1852 годах командовал корветом «Андромаха», затем фрегатом «Коварна» (в 1853–1855 находился в Севастополе. 27.8.1855 затоплен при оставлении Севастополя русскими войсками. В 1857 поднят и разобран) в составе отряда судов «абхазской экспедиции», в 1852 году получил чин капитана 2-го ранга.

В начале октября 1853 года состоял в должности командира 2-го батальона Дунайской гребной флотилии и парохода «Ординарец».


Действие 8-ми канонирских лодок на буксире пароходов Ординарец и Прут, против турецкой крепости Исакчи. Литография. Российская Империя, 1859 год


11 октября 1853 года, по распоряжению генерал-адъютанта А.Н. Лидерса, отряд Дунайской гребной флотилии из восьми канонерских лодок, буксируемых пароходами «Прут» и «Ординарец», отправился от острова Четал, близ Измаила, в Галац для охраны границ по верховью Дуная.



В 8 часов утра, когда пароходы с лодками стали подходить к турецкой крепости Исакчи, которая блокировала проход по реке, турки открыли артиллерийский огонь.


Крепость Исакча, современное состояние

Осуществляя прорыв, отряд вступил в перестрелку, которая продолжалась полтора часа с турецкими батареями и уничтожил при этом три турецких орудия. Пароходы, имея на буксире канонерские лодки, не могли развить против течения скорость более 4,5 км/ч, поэтому получили значительное количество повреждений от неприятельских снарядов. Семь человек были убиты, в том числе и командир отряда кавторанг Варпаховский, который был убит самым первым еще в начале боя прямым попаданием ядра в грудь, и 51 человек ранен. Пароходом «Ординарец» в это время командовал лейтенант Барановский, а пароходом «Прут» — лейтенант Языков. Этот провокационный обстрел отряда судов Русской Дунайской флотилии и считается историками фактическим началом Крымской войны.
По просьбе жены похоронен в Измаиле. Исключен из списочного состава флота «убитым в деле против турок» 21. октября 1853 года.

Сама крепость будет оставлена турками 12 марта 1854 года, когда отряд казаков во главе с генерал - лейтенантом Ушаковым переправятся на другой берег и возьмут крепость в кольцо.

Сам пароход "Ординарец" был заложен 12 апреля 1847 года в Николаевском адмиралтействе, спущен 24 апреля 1849 года Введен в строй в 1851 году. Строился для Черноморского флота. Отчислен к порту 15 июня 1863 года, после чего использовался как торговое судно.

Еще на стапеле, в 1849 году, "Ординарец" был включен в состав Дунайской флотилии. В отличие от прежних паровых судов, строившихся в общем-то для мирных рейсов и торговли, а затем волею случая попавших в Военно-Морской флот, «Ординарец» был настоящим военным кораблем. На его палубе были установлены четыре пушки: две 3 - фунтовые и два 3-фунтовых фальконета. Корпус же был из соснового леса, поскольку считалось, что «...в боевом отношении корпус деревянного корабля более живуч, чем корпус железного судна». Кроме того, железный корпус, помимо обрастания и усиленного ржавления в морской воде, сильно искажает показания магнитного компаса. Водоизмещение судна составляло 163 тонны, длина — 36,6 м, ширина — 5,3 м, осадка — 1,68 м. Построен пароход был на заводе Николаевского адмиралтейства корабельным инженером М. М. Окуневым. Две паровые машины мощностью 60 л. с. были построены в том же Николаеве В. Миллером.

"Балтийская лужа"

Оригинал взят у george_rooke в "Балтийская лужа", очередной отрывок
Предваряя написанное. Я уже много раз говорил, что многие наши историки делают неправильно, сравнивая русский парусный флот с английским. Это разные флоты, у них стояли разные задачи, в них вкладывались разные деньги. Русский флот надо сравнивать с Данией, со Швецией, с Турцией. Вот то, что перед вами сейчас - наверное первая попытка описания именно логики строительства и трат в шведском флоте. Да, я знаю, что этого очень мало, это галопам по Европам, но тем не менее.


Кто же противостоял нашему флоту на Балтике, и почему случилось так, что несмотря на все проблемы в комплектовании флотских экипажей, в судостроении, снабжении, руководстве Россия-таки стала на Балтийском море гегемоном?
Давайте познакомимся поближе с главным морским противником России на Балтике весь XVIII век – шведским королевским флотом. Прежде всего, нужно честно сказать, что шведский флот был частным предприятием шведской королевской фамилии, сначала – Васа, а потом и Пфальц-Цвейбрюккенов. Соответственно, организация флота, его снабжение и комплектование четко увязывалось с интересами и возможностями королей. Вертикаль власти была четкой и однозначной, однако в этом таился и большой минус – дело в том, что флотом занимались чаще всего не профессионалы, а любители, поэтому по некоторым вопросам впору говорить об «особом шведском пути» в становлении и развитии флота. И действительно, шведский флот по организационной структуре получился непохожим ни на английский, ни на датский, ни на голландский, и даже ни на русский.
С самого начала (мы с вами помним, что в основном флотом Швеции руководили далекие от моря люди) флот королевства был очень дорогим, затратным предприятием, поэтому периоды «золотого дождя», просыпавшегося на флот, сменялись финансовой засухой, то есть финансирование было совершенно неравномерным. Те, кто читал книгу «Royal Navy LTD.», помнят, что одним из главных приоритетов для создания сильного постоянного флота является четкое и периодическое финансирование. Процитируем: «как финансировать неизвестную величину? Ведь во времена Генриха или Елизаветы флот мог резко увеличиться с 20-ти кораблей до 140-ка, а то и до 200-т. Если флот у нас постоянный, скажем, 100 кораблей, и каждый корабль служит в среднем 10 лет, понятно, что каждый год мы должны закладывать 10 новых кораблей, чтобы поддерживать заданную численность корабельного состава. Здесь появляется возможность долгосрочного планирования трат и расходов на флот. Что касается ситуации при Генрихе и Елизавете – на 20, 140 или 200 кораблей деньги нужно выделять на порядок разные, то есть никакого финансового прогнозирования не получится.
Соответственно, есть два варианта решения проблемы:
- Определить какой-то численный состав, который желательно содержать для обороны своих берегов, и уничтожения противника.
- Определить количество денег, выделяемых на военно-морские силы, и «по одежке протягивать ножки», то есть строить и восполнять флот исходя из бюджета.»
Шведы нашли третий вариант, который всемерно развивали весть XVIII век – они решили максимальные усилия вложить в систему консервации и сохранения уже построенных кораблей. Именно поэтому в шведском флоте – без шуток! – есть суда, прослужившие по 50-60-70 лет, и это не дутые (как у англичан), а реальные сроки.
Как это реализовывалось?
Корабли, назначенные на консервацию, разоружались и разгружались, с них снимались мачты, рангоут и такелаж, далее их затаскивали с помощью систем подъема и блоков в крытые ангары (позже их сменили сухие крытые доки), где днища корабля очищали, а корпус красили специальным составом из свинцовой краски и белил, предохраняющим дерево. Чуть позже в крытых доках были созданы системы принудительной вентиляции и даже поддерживалась оптимальная температура.
Еще раз – в английском флоте корабли разоружали, снимали стеньги (не мачты полностью!), и оставляли на консервацию в реках у верфей. В русском флоте корабли зимовали во льду. Шведская же стоянка законсервированных кораблей представляла своего рода аэродром или гаражный бокс с крытыми ангарами.
Минусом этой системы была долгая расконсервация кораблей в случае необходимости. Во-первых, требовался осмотр корпуса. Далее корпус надо было спустить в воду, оттранспортировать к верфи, где поставить мачты (снятые до основания), загрузить пушки и припасы. И только после этого корабль комплектовался командой.
Понятно, что это была очень затратная система хранения и комплектования, причем с течением времени она становилась все дороже (корабли становились сложнее и банально росли в размерах). Поскольку тратиться на флот еще больше не хотелось, решили экономить на… экипажах. В статье Ульрики Зюдерлинд «Skrovmål-måltidsordning och kosthållning i Svenska flottan 1500-1800» («Снабжение и питание в шведском флоте, 1500-1800 гг.») четко отмечается, что если в XVI веке основой рациона шведского моряка были мясо и рыба, то в XVIII-м уже – хлеб и крупы.
Например, рыба, которая была одним из основных продуктов в 1500-х годах, постепенно исчезала из рациона. В XVII веке из всего разнообразия рыб осталась одна сельдь пряного посола, а в XVIII-м на моряка в неделю выдавалась одна вяленая сельдь (посчитали, что вялить рыбу дешевле, чем солить). Некоторые историки связывают снижение потребления рыбы с католическими правилами поста, однако это не так (тем более, что Швеция была страной протестантской). Если посмотреть выкладки Адмиралтейского Совета в 1658-м, в 1660-м, в 1670-м, четко видно, что комиссионеры занимались снижением затрат на закупку провизии, чтобы в рамках ограниченного бюджета найти деньги на кораблестроение и систему хранения кораблей.
Пытались ввести даже устрицы («потому что их не надо готовить – полил уксусом и ешь»), однако оказалось, что закатывать пойманные устрицы в бочки не получается – они просто дохнут. Дело в том, что устрица очень критична к определенному уровню соли в воде, и быстро дохнет, если этот уровень изменяется.
Примерно то же самое можно увидеть и с мясом - в XVI-м веке шведский матрос объедался солониной, окороками, колбасами, вареным языком, маринованной требухой, и т.д. Основным потреблявшимся видом мяса была говядина, свинина тоже употреблялась, но редко. Вообще соотношение говядины к свинине было примерно 4 к 1.
Но уже в 50-х годах XVII века мясной паек начинает постепенно снижаться, а вот выдача хлеба – расти. В 1760-х выдача мяса опять уменьшается – в пользу круп, гороха и овощей. Судя по всему эти новомодные тенденции – «горох и чечевица заменяют мясо» привезли в Швецию из Франции, кроме того – Адмиралтейство опять смогло изъять часть средств из снабжения экипажей в пользу хранения кораблей.
Последствия таких решений были катастрофическими. Шведский флот вторую половину XVIII века и начало XIX века не вылазил из эпидемий тифа и цинги, шведские матросы просто банально недоедали, но, судя по всему, людишек в Швеции «бабы могли еще нарожать», а вот денег на снабжение экипажей по британскому образцу банально не было.
Что касается мяса птицы – еще на поднятом «Васа» были найдены кости куриц и гусей, однако, начиная с XVII века, птица просто исчезает со стола матросов, так же как и яйца. Причина – слишком дорого.
Поняв, что продукты практически исчерпали лимит «снижения издержек», далее взялись за напитки. Пиво постепенно заменялось водой с уксусом. То же касалось и соли. Если в XVI веке на человека в среднем тратилось 77 грамм соли в месяц, то уже в XVII-v – 13 грамм, а в XVIII-м – 5 грамм. Специи, как «чуждые шведскому духу и патриотизму», Советом по Снабжению Флота не закупались.
В шведском флоте выдача пищи проводилась так же как и в русском – поартельно. Артель составляла обычно 7 человек, это было удобно для коков. Кок, имевший списки снабжения на человека в неделю, просто отпускал каждый день недельный запас представителю артели согласно списку, то есть ошибки и путаницы при выдаче быть не могло.
Особняком стоит шведская медицинская служба, которая, наверное, в истории флотов является ярчайшим примером того, как не стоит организовывать работу по сохранению гигиены и медобслуживанию флотских экипажей.
Резюмируя, шведский флот являл собой яркий пример флота, где главной задачей виделась забота о кораблях, и финансирование на корабли (их строительство и хранение) шло за счет снабжения экипажей. Но, как показала практика, хорошие корабли при плохих командах обычно не спасают от проигрыша в войне на море. Швеции до XIX века и эры железного кораблестроения так и не удалось найти «золотое сечение» баланса трат на корабли, и на людей, и это и стало главной проблемой шведского парусного флота.


Эвакуация

снимается фильм о последних днях обороны Севастополя



Говорят, что Севастополь взял Манштейн.
Севастополь взяли немецкие артиллеристы. Такого шквала огня Виктор не видел, как это было в последнем штурме. По его словам немцы не жадничали тратить снаряды даже на отдельных бойцов и артиллерия шла на прямой наводке чуть ли не в пехотных порядках, гася любое сопротивление, раздалбывая очаги обороны...

Потом он оказался практически в городе. Посмотрел на эвакуацию - а по его словам на каждую посудину набивалось народу сверх всякой меры и доходило до стрельбы по своим, когда лезшие на борт грозили потопить посудину - лупили из автоматов и пулеметов по своим. На берегу были толпы безнадежно ждущих спасения людей. По слухам командование уже увезли или уже увозят. Командования не было, пошло к тому, что каждый сам за себя... И тут два его закадычных дружка, с которыми были не разлей вода чуть не с Одессы - сказали вдруг: "Витюх, мы решили сдаться немцам. Город считай сдали, чего тут тянуть... ты с нами?"

Уповая на свою удачливость, он отказался. Надеялся, что либо просочится, либо - не бросят же всю кучу народу просто так! И еще такая мысль в голову ему пришла - "Пристрелить бы их, сволочей! Но у меня винтовка - а у них две. Не успею. Второй меня свалит." Похоже, что и бывшим дружкам похожие мысли в голову пришли - расходились спиной вперед, держа под контролем каждое движение друг друга. И разошлись. Навсегда.

Решил, что стоять в толпе у воды смысла нет. Даже если кто и придет спасать - тут не сядешь. И попытался просочиться берегом. Ничего из этого не вышло. Мешок оказался плотно завязан. Оказался в группе из пары десятков сбродных разных людей, незнакомых друг с другом, у большинства уже и оружия не было. Он оказался самым богатым - у него еще было три патрона. Группа пыталась двигаться, хотя раненые тяжелели с каждой минутой. Да и те, кто был не ранен - совсем уже обалдели - и голодные и оглушенные и подавленные. Страшно бесила прозрачная вода у берега. Пить хотелось люто, некоторые пытались пить морскую воду, но только блевали потом судорожно. Мозги не работали, апатия одолевала - к тому ж еще и не спали толком который день.

Единственно держались совершенно нелепой и дикой надеждой, что вот всплывет сейчас рядом подлодка, или подойдет катер... Хотя Виктор как моряк отлично понимал, что при такой плотности осады никаких катеров уже не будет, но сам - надеялся. Изо всех сил - надеялся.

Вместо катера появилась немецкая цепь прочесывания. Виктор, считая, что терять уже нечего - приложился разуваться, чтоб застрелиться. Лежавший рядом пожилой командир с простреленным бедром его остановил - "Брось, парень, нечего за немцев работать. Выживи лучше. Еще повоюешь. Расплатишься."

В словах был смысл - а может очень уж не хотелось канителиться с самоубийством - а из длиннющей винтовки стреляться - куда как малое удовольствие - и Виктор бабахнул по немцам в цепи. Он до конца своих дней уверенно говорил, что видел, как немец кувыркнулся.

А дальше свои же отняли у него винтовку с оставшимися двумя патронами и закинули ее в воду - прямо так, не вынимая затвора - из-за тебя, дурака, нас тут всех порешат! И еще насовали кулаками. Ну, насовали - сильно сказано - сил-то уже ни у кого и не было.

Пока немцы дошли - Виктор успел еще выскоблить в берегу ногтями ямку, сунуть туда завернутые в платок документы и награды - за Севастополь он еще "Красной Звездой" был награжден - и камнями присыпал, какие сгрести вокруг успел. Еще мысль мелькнула - прыгнуть в море и уплыть - или утонуть - но командир за ним присматривал и отчетливо ему сказал: "Успеешь, мальчик, умереть. Ты лучше их убивай. ты молодой - у тебя еще все впереди." И тут Виктор по его словам - спекся. Сел, где стоял. Все.

А тут и взопревшие, злющие немцы подоспели. Вот они старательно люлей раздали - и сапогами и кулаками и прикладами. Оружия у пленных уже не оказалось - все в воду покидали за Витькиной винтовкой следом. Потом обыскали, отняв все мало-мальски ценное - от часов до сапог и погнали.

Раненых лежачих пристрелили там же. И того командира, который Витьке застрелиться не дал - тоже. Тех, кто идти не мог - стреляли без всяких сентиментов, спокойно, деловито. По дороге еще Виктора поразило то, что валялись давленные машинами трупы наших и немцы спокойно по ним ездили не сворачивая.

http://samlib.ru/n/nikolaj_b_d/ded.shtml