mcsimov (nornegest) wrote,
mcsimov
nornegest

Categories:

История полицейского мундира в дореволюционной России. (Часть 1)

Оригинал взят у m2kozhemyakin в История полицейского мундира в дореволюционной России. (Часть 1)
Из книги: А.Борисов, М.Кожемякин, А.Алькинская. "Полиция Российской империи." Студия писателей МВД, М., 2012
DSCN2672
Форма одежды полиции Российской империи по праву занимает уникальное место в мировой униформологии. Следует сразу же подчеркнуть, что ее отличает тесная связь с российским военным костюмом, которому в царской России традиционно уделялось весьма большое внимание. Полицейские большинства государств «старой Европы», после введения для них в XVIII-XIX вв. форменной одежды, в которой господствовали темные цвета и весьма скромные знаки отличия, явно проигрывали на фоне эффектных мундиров своих военных. В то же время российские чины полиции по тщательности разработки и многообразию своей униформы практически никогда не уступали чинам Российской императорской армии, и вообще смотрелись щеголями. В дореволюционном российском обществе, где были сильны традиции уважения к «служению царю и отечеству» и к мундиру, как символу этого служения, значение пропагандистского и политического эффекта красивой полицейской формы трудно переоценить.
В России, тогда еще именовавшейся Московским государством, первые униформированные служащие, выполнявшие непосредственно полицейские функции, появились довольно рано - в конце XVII в., когда функции Разбойного приказа были переданы царем Алексеем Михайловичем «Тишайшим» в ведение Земского приказа. Низшие должностные лица приказа, несшие охрану порядка в городах (они выполняли также обязанности пожарных, посыльных и т.д.), именовались «земскими ярыжными людьми», или, попросту, «земскими ярыжками». В Москве их форменной одеждой являлся кафтан зеленого цвета с нашитыми на груди буквами «З» и «Я», выполненными из красной материи. Именно эти литеры давали досужим москвичам повод придумать скромным приказным служителям немало прозвищ, подчас шутливых, а подчас и обидных («Змеюки ядовитые»). В других городах Московского государства земские ярыжные, по мнению историков, могли носить кафтаны другой расцветки, однако вышеуказанные буквы были обязательны. Снаряжение первых полицейских служащих России состояло из дубинок, в особых случаях - рогатин (копье с широким клинком) и «тулумбасов» (род барабана), использовавшихся для подачи сигналов, как, столетиями позднее, свистки. В то же время «начальные люди», ведавшие охраной порядка, особой формы не имели и носили обычную одежду, использовавшуюся в то время высокопоставленными служилыми людьми. Богатство этого костюма зависело от состоятельности его владельца. В обязательном порядке, как знак своего дворянского достоинства и служебного чина, они имели саблю.
Российская полиция получила свое название 7 июня 1718 г., когда указом императора Петра I в Санкт-Петербурге была учреждена Главная полицмейстерская канцелярия во главе с генерал-адьютантом Антоном Девиером, возведенным в новый чин «генерал-полицмейстера». Штат «полицмейстерской команды» первоначально был невелик: помощник полицмейстера, четверо офицеров и 36 нижних чинов. Вскоре он был пополнен еще примерно на сотню военнослужащих. Им было сохранено прежнее армейское довольствие и форма армейского образца, чем была заложена традиция сходства российского военного и полицейского мундира, равно как и традиция комплектования российской полиции за счет военнослужащих (кадровых и отслуживших). Униформа петровской армии состояла из следующих основных элементов: - суконный кафтана европейского покроя различавшейся по полкам расцветки (например – синего у Семеновского полка; зеленого – у Преображенского, Ингерманландского и др.; серого – у Псковского и т.д.) с медными пуговицами;
- камзол-безрукавка, надевавшийся под кафтан, и галстук, наматывавшийся на шею;
- плащ-епанча для ношения в зимнее время;
- треугольная шляпа и, в качестве повседневного головного убора, суконный «карпус»
(картуз);
- штаны и башмаки с чулками;
- ременное снаряжение из сыромятной кожи.
Императорским указом полиции был установлен «васильковый» (ярко-синий) цвет кафтана, панталон и «карпуса», красные обшлага и выпушка мундира, а также отвороты «карпуса», зеленый камзол и черный галстук. Цвет полицейской епанчи одни источники указывают как синий, другие – как красный; вероятно, существовали оба варианта. Знаком различия унтер-офицеров (тогда именовавшихся, как и в наши дни, сержантами) являлись галуны на обшлагах, офицеров – золотые галуны на кафтане и треуголке, шелковые шарфы цветов российского триколора, белые галстуки, офицерские нагрудные знаки образца 1701 г. (по-старинке часто называвшиеся «алам», а официально – «горжет») с изображением Андреевского креста и короны. В этом также прослеживалась полная аналогия между армией и полицией. Вооружение рядовых полициантов (именно так именовались в России в XVIII - начале XIX вв. полицейские чины) состояло из солдатской фузеи образца 1709 г. со штыком и короткой солдатской шпаги, унтер-офицеров – из алебарды и шпаги, офицеров – из протазана (род парадного копья) и более длинной шпаги; пистолеты офицеры приобретали за свой счет. При исполнении повседневных обязанностей по охране порядка рядовые полицианты часто вооружались вместо огнестрельного оружия алебардами. Дьяк и десятеро подьячих, ведавшие полицемейстерским делопроизводством в 1718 г. и ставшие, таким образом, первыми полицейскими чиновниками в России, носили цивильное платье.
Вплоть до эпохи императрицы Екатерины II (1762-1796) полицейская униформа соответствовала армейской, равно как не претерпела существенных изменений и структура полиции, введенной также в Москве и ряде провинциальных городов (Указ «Об учреждении полиции а городах», 1733 г.). Екатерининская эпоха, ознаменованная упорядочением чиновничье-бюрократического аппарата империи и ставшая «золотым веком дворянства», привнесла в этом ключе немало изменений в иерархию и внешний вид российской полиции. Два знаменательных акта Екатерины II - “Учреждение для управления губерний” от 1775 г. и “Устав благочиния или полицейский” - заложили фундамент полицейской иерархии, просуществовавшей до второй половины ХIХ. Они же ввели полицейские должности, многие из которых сохранились до 1917 г. В рамках проведенной в 1775 г. реформы административного управления Российской империи, вводившей деление на губернии, уезды и т.д., были учреждены первые в России «статские» полицейские должности. В Санкт-Петербурге и Москве полицейскими делами отныне ведали обер-полицмейстеры, в городах, являвшихся административными центрами губерний – полицмейстеры, в уездных городах – городничие. Эти должностные лица назначались сенатом по представлению местного дворянства и из его среды – вполне в духе времени. В крупных городах для надзора за порядком были учреждены полицейские части (участки), во главе которых стояли частные приставы. Участки, в свою очередь, делились на кварталы, за которыми надзирал полицейский чин более низкого ранга – квартальный надзиратель. В сельских районах уездов полицейскими делами ведали капитан-исправники, избиравшиеся «шляхетством», т.е. дворянством (равно как и частные приставы, и квартальные надзиратели), сроком на три года. Всем этим должностным лицам предписывалось при исполнении обязанностей носить «статские», т.е. гражданские мундиры, учрежденные в екатерининскую эпоху для дворянства. Согласно указу от 9 апреля 1784 г. эта униформа состояла из суконного кафтана с отложным воротником и фалдами, жилета или камзола, треугольной шляпы, панталон и башмаков с чулками. В конном строю башмаки заменялись высокими сапогами-ботфортами. Обязательным было ношение шпаги. В Петербургской и других северных губерниях был введен светло-синий цвет мундира, в Московской и других губерниях средней полосы – красный, в Киевской и других южных губерниях – темно-вишневый. Знаков различия чина полицейским и другим чиновникам не полагалось, однако в зависимости от старшинства, отделка мундира была более или менее богатой – по вкусу и средствам его владельца.
В распоряжение полицейских начальников в екатерининскую эпоху продолжали придаваться воинские команды из дислоцировавшихся в данной местности пехотных или драгунских полков. Но, в отличие от петровских времен, они не получали особой формы одежды и продолжали носить свои зеленые (пехотинцы) и синие (драгуны) армейские мундиры.
В период правления Павла I (1796-1801) полиция Российской империи была окончательно определена как «часть гражданская», т.е. независимая от армии. В связи с этим все полицейские чины получили специальные жетоны (бляхи с изображением гербового двуглавого орла и указания должности владельца) для ношения при исполнении обязанностей. Был учрежден также самый низший полицейский чин, единственный доступный в то время лицам недворянского происхождения, ставший впоследствии именем нарицательным и своеобразным символом полиции Российской империи – чин городового. Городовые, назначавшиеся из уволенных со строевой службы армейских унтер-офицеров, должны были осуществлять охрану порядка на местах, обходя свой квартал или неся дежурство в специальных будках. Отсюда и их расхожее простонародное прозвище: «будочники». Первоначально городовые не имели особой формы одежды, продолжая донашивать свои военные мундиры, однако с форменной полицейской бляхой. Их штатное вооружение состояло только из тесака или сабли. Огнестрельное оружие полицейские чины были вынуждены покупать за свой счет, т.к. при всех чрезвычайных ситуациях предписывалось задействовать приданные команды солдат. При Павле I появилась и еще одна важная структура российской полиции – вольнонаемные тайные агенты. Однако не совсем ясно, получали ли они в конце ХVIII в. какой-либо знак, определявший их принадлежность к службе.
ХIX в. стал периодом особенно бурного и блестящего развития мундира Российской империи. Немало важных перемен претерпела в это время и полицейская униформа. С оформлением в ходе государственных реформ императора Александра I Департамента полиции Министерства внутренних дел, учрежденного в 1802 г. (в 1810-1819 существовал как самостоятельной министерство полиции) в числе министерств Российской империи, полицейские должности были полностью приведены в соответствие с чинами знаменитой «табели о рангах». При этом в российской полиции служили как «статские» чиновники, так и офицеры, переведенные из армии – с сохранением присвоенных как первым, так и вторым мундиров и званий. С 27 марта 1808 г. чиновники Министерства внутренних дел получили новую униформу. Были предусмотрены парадный мундир и служебный вицмундир сходного покроя – однобортный «полуфрак» из тонкого темно-зеленого сукна с высоким стоячим воротником и обшлагами из черного бархата и «гербовыми» пуговицами желтого металла. Четыре иерархических разряда «классных чинов» определялись богатством золотого шитья на парадном мундире (на воротнике и обшлагах), на вицмундирах заменявшегося «бортом» из золотистого галуна. Головным убором являлась треугольная шляпа, а оружием, исполнявшим в значительной степени парадные функции – шпага пехотного офицерского образца. Полицейские чины, имевшие офицерские (в случае городовых – унтер-офицерские) чины, носили военную форму своего прежнего рода оружия с полицейским знаком.
В царствование императора Николая I, известного как знаток и ценитель форменного костюма, прошла очередная реформа российской униформы, затронувшая и обмундирование полицейских. Новая форма, введенная с 1834 г., отличалась большим разнообразием вариантов, ношение которых предписывалось в зависимости от конкретных служебных обстоятельств. Чиновники и офицеры этой эпохи должны были быть настоящими экспертами в подобных вопросах, чтобы не путаться, например, в случаях ношения «будничной особой» или «дорожной формы». В зависимости служебной иерархии и занимаемой должности, чины, в том числе полицейские, отныне делились на 10 разрядов. Им соответствовали знаки различия на мундирах – шитье в виде растительного орнамента или шитый кант на воротнике и обшлагах (у старших чинов – также по борту и швам мундира, на клапанах карманов и т.д.) у чиновников, а у офицеров с 1827 г. – звездочки на эполетах. При Николае I чиновничий мундир Российской империи был очень близок к военному. Основными видами форменной одежды полицейских чинов являлись парадный мундир, вицмундир, форменный фрак и сюртук. В качестве зимней формы одежды появилась суконная чиновничья шинель, воспетая в одноименном произведении Гоголя. Она, как и удобный в ношении длиннополый сюртук без знаков различия, особенно полюбились полицейским чинам за их удобство при несении службы на улицах. Цвет мундира сохранился темно-зеленый. «Прибор» (воротники и обшлага) у полицейских чиновников центрального аппарата был черный бархатный; у полицмейстеров, капитан-исправников, частных и становых приставов, околоточных надзирателей – красный суконный. Пуговицы – желтого металла с гербом. Знаками отличия частного пристава были серебряные петлицы гвардейского образца на воротнике. Чинам старших 1-го и 2-го разрядов полагалось ношение при парадной форме белых брюк с сапогами или с башмаками и чулками, всем остальным – серых (у департаментских чиновников) или зеленых (у полицмейстеров, капитан-исправников, частных и становых приставов, околоточных надзирателей) брюк навыпуск при любой форме. Головной убор при парадной форме представлял собой треугольную шляпу армейского образца с петлицей из позумента и кокардой из черно-оранжево-серебряной ленты, крепившейся пуговицей с левой стороны и с серебряными кистями «с поля», т.е. по углам. При повседневной форме носилась фуражка мундирного цвета с черным или красным околышем, еще без кокарды. Обязательным предметом офицерской и чиновничьей униформы в царской России во все времена были перчатки – парадные белые и повседневные из хорошо выделанной кожи.
В николаевскую эпоху в состав полиции был включен еще один нижний чин, на сей раз в составе сельской «земской» полиции. С 1837 г. становым приставам (аналог частного пристава в сельских районах) были переподчинены сотские старосты, т.е. должностные лица, выбиравшиеся из крестьян или нанимавшиеся из отставных солдат на каждые сто-двести дворов для наблюдения за порядком. Сотским полагалось носить на левой стороне груди специальный знак овальной или круглой формы с изображений государственного герба и надписью: «сотский». Знаки должны были изготавливаться из белого металла, однако реально встречались и из желтого металла – медные или бронзовые. Специальной униформы сотские не имели, но, согласно сохранившимся изображениям, подражая форменной одежде, они старались заводить кафтаны темно-синего или черного цвета и картузы наподобие военных фуражек. Их единственным оружием были дубинки.
В 1855 г., в ключе нововведений в российском армейском мундире и в связи с созданием специальных полицейских команд нижних чинов для охраны порядка в городах, последовала новая реформа полицейской униформы. Она коснулась обмундирования рядовых полицейских, именовавшихся «рассыльными» и «сторожевыми». Рассыльным полагались темно-зеленые однобортные мундиры с красными воротником и выпушками и с пуговицами желтого металла. Шинель была серая, с красным воротником. В качестве головного убора была учреждена черная лакированная каска с «прибором» желтого металла (медным). Она была аналогична армейскому образца. У губернских полицейских команд на касках помещался герб губернии. На погонах красными литерами был указан номер части. Вооружение представляло собой солдатский тесак, носившийся на побеленной портупее. Мундиры сторожевых отличались базовым серым цветом и желтой шифровкой на погонах. На их вооружении состояла совсем уж архаично смотревшаяся алебарда. Облегченным головным убором обеих категорий рядовых полицейских чинов (сторожевые касок не имели) была зеленая фуражка с красным околышем и медной бляхой, на которой было выбито название части. Летом им полагалась белая форма из парусинного холста. Шаровары были всегда под цвет мундира. Унтер-офицеры рассыльных и сторожевых полицейских команд, как и их армейские коллеги, выделялись галуном на обшлагах и на воротнике мундира. Городовые получили серую униформу, состоявшую из двубортного полукафтана и шаровар с красной выпушкой; каска была с гербом губернии и прибором желтого (у санкт-петербургской полиции – белого) металла; тесак носился на портупее из черной лакированной кожи. Офицеры, как армейские, так и полицейские, с 1854 г. стали вместо эполетов носить с повседневной служебной формой плоские галунные погоны со знаками различия чина в виде продольных просветов и звездочек. В 1855 г. для офицерских чинов полиции также ввели каску, покрой мундира аналогичный армейскому двубортному полукафтану, а серые брюки заменили темно-зелеными шароварами с красной выпушкой.
Впрочем, массовых полицейских сил, способных самостоятельно проводить масштабные силовые операции, в Российской империи не было вплоть до второй половины ХIX в. В подобных случаях полицейские власти продолжали прибегать к привлечению воинских команд, как правило – из состава Корпуса внутренней стражи. Этому корпусу предписывалось исполнять распоряжение начальника Департамента полиции, однако он все-таки являлся частью армии и к полиции организационного отношения не имел. Равно не являлся частью полиции Отдельный корпус жандармов, хоть он и исполнял многие сходные функции.
Другим важным недостатком полиции, согласно докладной записке петербургского обер-полицмейстера Ф.Ф.Трепова от 1866 г., являлось «отсутствие особой части со специальной целью производства исследований для раскрытия преступлений, изыскания общих мер к предупреждению и пресечению преступлений. Обязанности эти лежали на чинах наружной полиции, которая, неся на себе всю тягость полицейской службы, не имела ни средств, ни возможности действовать с успехом в указанном отношении». Словом, к 60-м годам ХIX в. в полицейской системе Российской империи назрели существенные реформы, которые не могли не найти отражения в ее форме одежды.
(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
_________________________________________________________________________________________Михаил Кожемякин

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments