January 12th, 2018

Потери в Зимней войне



По официальным финским данным потери Финляндии в Зимней войне составили 24 923 человека убитыми и пропавшими без вести, 43 557 человек ранеными, 825 человек военнопленными, 11 000 человек заболевшими. К слову говоря, последний погибший солдат Зимней войны умер от ран в июле 1941 года

Тяжелыми были потери в офицерском корпусе (до 40% от первоначальной численности), в пехоте (выбыло 40% активных штыков).

В летном составе ВВС потери составили 304 летчика погибшими, 90 пропавшими без вести и 105 ранеными.

По итоговым донесениям частей на 15 марта 1940 года потери советских войск составляли: убито и умерло на этапах санитарной эвакуации 65 384 человека, пропало без вести 19 610 человек, ранено, контужено, обожжено 186 584 человек, обморожено 1 892 человека.

Из числа пропавших без вести после подписания мирного договора было возвращено из финского плена 5468 чел.

В 1949-1951 гг. Главным управлением кадров Министерства обороны СССР и Главным штабом Сухопутных войск были составлены именные списки военнослужащих Красной Армии погибших, умерших и пропавших без вести в советско-финляндской войне 1939-1940 гг.

В именные списки были включены, во-первых, неучтенные ранее потери личного состава ВВС, а также военнослужащие из числа умерших в госпиталях после марта 1940 г., во-вторых, умершие в тех же госпиталях от ран и болезней пограничники и другие военнослужащие, не входившие в состав Красной Армии. Кроме того, в именные списки безвозвратных потерь включено большое число не вернувшихся домой военнослужащих, (на основании запросов родственников), особенно из числа призванных в 1939-1940 гг., связь с которыми прекратилась в период советско-финляндской войны. После безуспешного поиска на протяжении многих лет их отнесли к пропавшим без вести. Согласно именных списков безвозвратные потери РККА исчисляются следующими цифрами: убито и умерло на этапах санитарной эвакуации 71 214 человек, умерло в госпиталях 16 292 человека, пропало без вести 39 369 человек.

Самурай под Плевной



Первый японец, побывавший в Болгарии. А также, вполне может быть, первый японец, воевавший в рядах Русской армии. Сейго Ямадзава родился в 1846 году в знатной семье, и, само собой, стал самураем. Для Японии времена, в которые Ямадзава начал свою карьеру, были, может быть, наиболее важными за всю историю. Шла реставрация Мэйдзи, частью которой была гражданская война. Молодой Ямадзава участвовал в одной из весьма значительных битв того времени - битвы между войсками феодала Чошу и войсками сёгуната. Был замечен, принят в армию императора Японии, продвинулся по службе, ездил "по обмену опытом" в САСШ и Францию. Но это всё предыстория.

Наша история начинается в 1877 году, когда подполковник Сейго Ямадзава был направлен в Россию в качестве японского военного представителя в ставке Русской Императорской Армии на Балканах и военного корреспондента. Аккурат в то время, как вы несомненно знаете, Россия воевала с Турцией за свободу Болгарии. Японец, видимо, пришёлся в русском штабе ко двору. Тем более, как пишут на болгарских сайтах, выпить он был совсем не дурак. А это, как известно, сближает... По крайней мере, когда во время штурма Плевны ему захотелось непосредственно участвовать в боях, отказать боевитому японцу русские генералы не смогли. Хотя наверняка прекрасно понимали, чем эта затея может обернуться, если вдруг что-то пойдёт не так. Его лишь попросили написать письмо примерно такого содержания: "Я всем сердцем и душою желаю участвовать в третьей атаке крепости Плевна, в рядах дивизии белого генерала Скобелева". Вот. Дали ему взвод. Перед атакой он вышел ко взводу с переводчиком и сказал солдатам: "Ребята, так как я не говорю по-русски, а вы не знаете японский, во время нападения не я не буду отдавать вам никаких приказов. Следуйте за мной и делайте то же, что и я делаю. У меня есть одно требование - будьте быстрыми, как молния. Больше полагайтесь на свои штыки и приклады, чем на пули. Ранцы и другое имущество оставьте здесь, в окопах". На бой он вышел в традиционной самурайской одежде, вооружённый только катаной. На болгарских сайтах есть описание этого боя, взятое из художественной литературы. Быстрая перебежка к окопам противника, гибнущие, но не оставляющие командира русские солдатики, и кульминация - реки турецкой кровишшы, проливаемые самурайским мечом. Как-то так. Но шутки шутками, а за свои действия храбрый японец был награждён русским орденом св. Владимира четвёртой степени. Кроме того, среди его наград - медаль за участие в Русско-турецкой войне, японский орден Восходящего солнца и румынский Дунайский крест. После войны Ямадзава надолго уехал работать в Китай. По возвращении в Японию за многолетнюю службу получил титул барона. Умер в 1897-м году.

Первая жертва Крымской войны


Александр Федорович Варпаховский (1810 - 11.10.1853, на р. Дунай у крепости Исакчи), капитан 2-го ранга (1852) 44-го флотского экипажа.
Из дворян Смоленской губернии.

В 1829 году был выпущен мичманом из Морского кадетского корпуса в Черноморский флот. На разных судах участвовал в крейсерствах, перевозил войска и грузы по портам, в 1833 году был произведен в лейтенанты.
С 1837 года командовал транспортом «Суджук-Кале», в 1839-1841 годах - шхуной «Дротик», в 1842-1850 годах - бригом «Птоломей» (в 1855 г. затонул в Севастополе от пробоин, полученных при бомбардировке города англо-французскими войсками).

В 1844 году произведен в капитан-лейтенанты и награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. «за 18 морских кампаний». Был внесен в Вечный список кавалеров ордена Св. Георгия 4-й ст. под № 7369.

В 1851-1852 годах командовал корветом «Андромаха», затем фрегатом «Коварна» (в 1853–1855 находился в Севастополе. 27.8.1855 затоплен при оставлении Севастополя русскими войсками. В 1857 поднят и разобран) в составе отряда судов «абхазской экспедиции», в 1852 году получил чин капитана 2-го ранга.

В начале октября 1853 года состоял в должности командира 2-го батальона Дунайской гребной флотилии и парохода «Ординарец».


Действие 8-ми канонирских лодок на буксире пароходов Ординарец и Прут, против турецкой крепости Исакчи. Литография. Российская Империя, 1859 год


11 октября 1853 года, по распоряжению генерал-адъютанта А.Н. Лидерса, отряд Дунайской гребной флотилии из восьми канонерских лодок, буксируемых пароходами «Прут» и «Ординарец», отправился от острова Четал, близ Измаила, в Галац для охраны границ по верховью Дуная.



В 8 часов утра, когда пароходы с лодками стали подходить к турецкой крепости Исакчи, которая блокировала проход по реке, турки открыли артиллерийский огонь.


Крепость Исакча, современное состояние

Осуществляя прорыв, отряд вступил в перестрелку, которая продолжалась полтора часа с турецкими батареями и уничтожил при этом три турецких орудия. Пароходы, имея на буксире канонерские лодки, не могли развить против течения скорость более 4,5 км/ч, поэтому получили значительное количество повреждений от неприятельских снарядов. Семь человек были убиты, в том числе и командир отряда кавторанг Варпаховский, который был убит самым первым еще в начале боя прямым попаданием ядра в грудь, и 51 человек ранен. Пароходом «Ординарец» в это время командовал лейтенант Барановский, а пароходом «Прут» — лейтенант Языков. Этот провокационный обстрел отряда судов Русской Дунайской флотилии и считается историками фактическим началом Крымской войны.
По просьбе жены похоронен в Измаиле. Исключен из списочного состава флота «убитым в деле против турок» 21. октября 1853 года.

Сама крепость будет оставлена турками 12 марта 1854 года, когда отряд казаков во главе с генерал - лейтенантом Ушаковым переправятся на другой берег и возьмут крепость в кольцо.

Сам пароход "Ординарец" был заложен 12 апреля 1847 года в Николаевском адмиралтействе, спущен 24 апреля 1849 года Введен в строй в 1851 году. Строился для Черноморского флота. Отчислен к порту 15 июня 1863 года, после чего использовался как торговое судно.

Еще на стапеле, в 1849 году, "Ординарец" был включен в состав Дунайской флотилии. В отличие от прежних паровых судов, строившихся в общем-то для мирных рейсов и торговли, а затем волею случая попавших в Военно-Морской флот, «Ординарец» был настоящим военным кораблем. На его палубе были установлены четыре пушки: две 3 - фунтовые и два 3-фунтовых фальконета. Корпус же был из соснового леса, поскольку считалось, что «...в боевом отношении корпус деревянного корабля более живуч, чем корпус железного судна». Кроме того, железный корпус, помимо обрастания и усиленного ржавления в морской воде, сильно искажает показания магнитного компаса. Водоизмещение судна составляло 163 тонны, длина — 36,6 м, ширина — 5,3 м, осадка — 1,68 м. Построен пароход был на заводе Николаевского адмиралтейства корабельным инженером М. М. Окуневым. Две паровые машины мощностью 60 л. с. были построены в том же Николаеве В. Миллером.

История одного китобоя



Маленький китобой "Пол-III", призванный в 1939 году на военную службу и вооружённый одной трёхдюймовкой, встретил на подходе к Осло-фьорду германскую эскадру из трёх крейсеров и тринадцати кораблей сопровождения. Норвежец осветил немецкие корабли и запросил национальную принадлежность. И принял бой...
Его командир, капитан-лейтенант Лейф Велдинг-Олсен, которому разрывом снаряда с немецкого миноносца оторвало обе ноги, стал первым погибшим на этой войне норвежцем.
Но своё дело маленький двухсоттонный кораблик сделал. На береговых батареях, защищавших столицу Норвегии, уже не спали...