June 30th, 2016

Двойной таран



Обелиск на месте гибели 30 июня 1941 экипажа самолета ДБ - 3 младшего лейтенанта Игашова Петра Степановича - мл. лейтенанта, командира экипажа 1-й минно-торпедный ап ВВС Балтийского флота (Парфенов Д. - штурман; Новиков В. - сержант, стрелок; Хохлачев А. - сержант, стрелок-радист.)

30 июня 1941 года, над городом Даугавпилс тараном уничтожили истребитель противника. Совершив таран, обрушили горящий самолет на мотоколонну фашистов. Это был первый в истории авиации таран воздушной и наземной цели в одном бою.
7 мая 1970 года весь экипаж посмертно награждён орденами Отечественной войны 1-й степени.
Звание Героя Российской Федерации младшему лейтенанту Игашову Петру Степановичу присвоено посмертно Указом Президента РФ № 679 от 6 июля 1995 года «за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов».
На месте падения самолёта установлен памятник.

Бронебойщики


Расчет 14,5-мм противотанкового ружья ПТРД-41 сержанта Павла Тарасова под прикрытием дымовой завесы сближается с врагом. 1943 год.

– А потом на нас поперли ихние танки. Немного. Шесть штук всего. По штуке на «удильщика» – ерунда! Справимся! Водим своими «удочками», выбирая момент для выстрела. Цели разделили, как условились. Левого выбрал Витька-татарин, ближнего – Ромка-пермяк, правый мне достался по жребию. Еще три танка на долю бронебойщиков Акимова. Да!
– Всего-то по одному танку на ружье и было-то. И не «тигры» какие-то, а обыкновенные Т-3 и «Праги». Твои «знатоки» обсмеются, поди! По их мнению, Т-3 насквозь пробить должны мы были бы с любой дистанции с первого выстрела. Да и мы тоже сперва так думали. Стреляли с трехсот, как учили нас, и после каждого выстрела уверены были, что танку капут. Ан он как шел, так и пер себе и не догадывался, что капут ему, только местность пулеметами подметал.
– Выстрела так после десятого я даже молиться про себя начал, чтобы хоть один загорелся, a oни – словно заговоренные. Да что там? Разделали нас тогда под орех. И всему батальону капут пришел бы, побеги мы. Но тут подмога пришла, которую ждали. Они и откинули фрица на исходные.
– Сколько мы ихних танков пожгли, спрашиваешь? Одного и пожгли. Мало? Да мне тогда он за счастье показался. Первую свою «Отвагу» за него и получил. Только я ли его подбил-то? Кто теперь знает, может, и я. Я по нему тоже стрелял. Только получать медаль все одно кроме меня некому было. Все остальные; бронебойщики или убиты, или же тяжело ранены.
– Так и прошел мой первый бой. И батальон на переформировку. А ты говоришь – ПТР!