October 12th, 2015

События октября 1993 должны получить справедливую оценку

Оригинал взят у pyhalov в События октября 1993 должны получить справедливую оценку


http://www.nakanune.ru/articles/110972

3-4 октября отмечается годовщина трагических событий, кульминаций которых стал расстрел защитников Верховного Совета, ознаменовавший завершение госпереворота во главе с Борисом Ельциным. 3 октября в районе телевизионного центра "Останкино" велась стрельба пулеметами по скоплениям людей, не принимавших никакого участия в действиях вооруженных лиц по проникновению в здание телецентра. Утром 4 октября шла стрельба по безоружным людям, находившимся в зоне оцепления у Дома Советов, она привела к многочисленным жертвам. Огонь велся без предупреждения на поражение крупнокалиберными пулеметами. В течение 4 октября проходил расстрел боевыми танковыми снарядами, в том числе зажигательного действия, Дома Советов России. Вечером 4 октября в непосредственной близости от Дома Советов, на стадионе, расстреливались защитники парламента. Официальное число жертв тех дней составило 123 человека.

В той ситуации с юридической точки зрения прав был, несомненно, Верховный Совет, ведь Ельцин своими действиями нарушал Конституцию, и дальше уже законно была проведена процедура импичмента. Но, с другой стороны, в таких ситуациях, когда фактически идет госпереворот и даже небольшая гражданская война, то все решает право сильного. А в том случае сила оказалась на стороне Ельцина, что он и доказал танковым расстрелом Белого дома. Да и фигура Ельцина как руководителя Российской Федерации, созданной на осколках СССР, вполне устраивала Запад.

Поэтому, естественно, что все западные демократы закрыли глаза на расстрел парламента. Если бы получилось наоборот, и не Ельцин расстреливал Белый дом, а какие-нибудь, как тогда выражались, "красно-коричневые", то тогда, конечно, это было бы расценено Западом как неслыханное преступление.

Collapse )

Борьба с трезвостью

из газеты 1915 года:

В Томском уезде совершено зверское убийство сельского старосты за того, что он заявил, что подымет борьбу с изготовлением „самогонки».
Односельчане приняли вызов, и за обыски и захват „драгоценной влаги” убили поборника трезвости.


в России зеленый змий всегда побеждает

Первый броненосец США

12 октября 1861 года в Каронделете (Carondelet) близ Сент-Луиса (St. Louis), штат Миссури, был спущен первый в истории американского флота броненосный корабль -“Сент-Луис” (USS St. Louis), впоследствии переименованный в “Барон де Кальб” (Baron DeKalb). Это был один из семи речных казематных броненосцев класса "Сити" (City class), построенных Джеймсом Идсом для Западной флотилии канонерок (Western Gunboat Flotilla).



После начала Гражданской войны в США в 1861 году судостроитель Джеймс Идс (James Buchanan Eads) был приглашён в Вашингтон генеральным прокурором Эдвардом Бейтсом (Edward Bates) для консультации по защите реки Миссисипи. В начале августа Идс подписал контракт на постройку речных броненосцев по проекту военного конструктора судов Самуэля Пука (Samuel M. Pook). А всего через 65 дней после этого в Сент-Луисе сошел на воду первый броненосец. Вслед за “Сент-Луисом” 22 октября сошел на воду однотипный "Каронделет” (Carondelet), потом пришла очередь “Цинциннати”(Cincinnati), “Луисвилла”(Louisville), “Маунт-Сити”(Mound City), “Каира”(Cairo) и “Питтсбурга”(Pittsburgh).



Это были деревянные мелкосидящие корабли водоизмещением 512 т, длиной 175 футов (53м) и шириной 51 фут (15м). Паровая машина приводила в действие гребное колесо, помещенное в канале в средней части корпуса, которое сообщало кораблю скорость около 8 узлов (15 км/ч). Внутри деревянных казематов обшитых железом толщиной 2,5 дюйма (64 мм) располагались 13 орудий (3- 8дюймовых, 4- 42фунтовых и 6 -32фунтовых орудия). Экипаж корабля состоял из 250 солдат и офицеров.



Все корабли отличались ужасной управляемостью, но при этом принимали самое активное участие в боевых действиях, не пропустив ни одного более менее крупного сражения на реке Миссисипи. Из семи кораблей- три погибли в сражениях: "Цинциннати" от артиллерийского огня, а "Каир" и "Барон де Кальб" - от подводных мин.

Образование в блокадном Ленинграде

Школы

В первые месяцы войны сотни тысяч ленинградских детей были эвакуированы вглубь страны. Но с блокадой Ленинграда массовая эвакуация прекратилась, поэтому в осажденном городе осталось около 400 тысяч детей школьного и дошкольного возраста.
Несмотря на суровые блокадные условия, Ленинградский городской комитет партии и городской Совет депутатов трудящихся приняли решение о необходимости продолжить обучение детей. В конце октября 1941 года 60 тысяч школьников первых-шестых классов приступили к учебным занятиям в бомбоубежищах школ и домохозяйств, а с 3 ноября в 103 школах Ленинграда за парты сели более 30 тысяч учащихся старших классов. Общее число детей, приступивших к занятиям в блокадном городе, составляло менее четверти довоенного количества ленинградских школьников.

Занятия проходили в необычной обстановке. Часто во время урока раздавался вой сирены, возвещавшей об очередной бомбежке или артобстреле. Ученики быстро и организованно спускались в бомбоубежище, где занятия продолжались. Каждый учитель обычно имел два плана урока: один – для работы в нормальных условиях, другой – на случай артобстрела или бомбежки. Обучение проводилось по сокращенному учебному плану, в который были включены только основные предметы.



Учителя стремились проводить занятия с учащимися как можно более интересно и содержательно. «К урокам готовлюсь по-новому, – писала осенью 1941 года в своем дневнике учительница истории 239-й школы К.В. Ползикова-Рубец. – Ничего лишнего, скупой ясный рассказ. Детям трудно готовить уроки дома; значит, нужно помочь выучить их в классе. Не ведем никаких записей в тетрадях: это тяжело. Но рассказывать надо интересно. Ох, как это надо! У детей столько тяжелого на душе, столько тревог, что слушать тусклую речь они не будут. И показать им, как тебе трудно, тоже нельзя».

С каждым днем все меньше и меньше детей приходило в школу. Голодная смерть ежедневно уносила новые жизни. Поэтому в декабре 1941 года школам было разрешено временно прекратить занятия.
Но в 39 ленинградских школах педагоги и ученики решили продолжить учебу. Это было равносильно подвигу. Страшный голод косил население города, не было электричества, встали трамваи, замерз водопровод. Однако пульс школьной жизни, хотя и слабо, но продолжал биться. Учителя и ученики сами добывали топливо, возили на санках воду, следили за чистотой в классах. В школах стало необычно тихо, дети не бегали и не шумели на переменах, их бледные и изможденные лица говорили о тяжких страданиях.

Урок продолжался 20-25 минут – больше не выдерживали ни учителя, ни школьники. Записей не вели, так как в неотапливаемых классах не только мерзли худые детские ручонки, но и замерзали чернила. Детей, продолжавших заниматься в суровую зиму 1941/42 годов, ленинградцы трогательно и с большим уважением называли «зимовщиками».



Дополнительно к скудному пайку дети получали в школе суп, за который не вырезались талоны из продовольственной карточки. В январе 1942 года в школах, где не прекращались занятия, были объявлены каникулы. И в эти дни, когда население города страшно голодало, в школах, театрах, концертных залах для детей были организованы новогодние елки с подарками и сытным обедом. Для маленьких ленинградцев это было сказочным, волшебным праздником. Одна из учениц писала: «6 января. Сегодня была елка, и какая великолепная! Правда, я почти не слушала пьесы: все думала об обеде. Обед был замечательный. Все жадно ели суп-лапшу, кашу, хлеб и желе и были очень довольны. Эта елка надолго останется в памяти».

После зимних каникул школьники снова сели за парты. Борясь с голодом, холодом и собственной слабостью, они продолжали овладевать знаниями. В феврале 1942 года 39 тысяч ленинградских детей были приняты на полный рацион питания в школьных столовых. В апреле 1942 года учителя стали получать рабочие продуктовые карточки. К этому времени несколько десятков тысяч школьников были дополнительно эвакуированы по Ладожской ледовой трассе.

С приходом весны, когда продовольственное положение Ленинграда значительно улучшилось, дети заметно ожили. С начала мая возобновились занятия и в тех школах, где они были зимой прерваны. В Ленинграде и Кронштадте действовало 148 школ, в которых занималось более 65 тысяч учеников. По постановлению Ленгорсовета план работы школ основывался на повторении учебной программы. Несмотря на истощение, дети вносили свой посильный вклад в дело защиты любимого города, совмещая общественную работу с учебными занятиями. Зачастую подросткам приходилось работать наравне с взрослыми. Они вставали к станкам на военных заводах, дежурили на крышах домов и тушили зажигательные бомбы на чердаках, выращивали овощи на полях совхозов, ухаживали за ранеными и больными, помогали ловить шпионов и диверсантов.

Одновременно, силами школьников, учителей и работников шефских предприятий велась подготовка школ города к новому учебному году. В 84 школьных зданиях были сооружены новые печи, восстановлены водопровод и канализация. Почти во всех школах было организовано горячее питание по повышенным нормам продовольственного снабжения. К началу занятий учащихся постарались обеспечить учебниками и тетрадями, насколько это было возможно в условиях блокадного Ленинграда.

В конце 1942 года учебные занятия проходили в 86 школах Ленинграда. В них училось 27 тысяч детей – примерно 6% от довоенного количества. Основную массу учащихся составляли ученики младших классов, так как большинство детей старшего школьного возраста вместе с взрослыми трудились на фабриках и заводах или занимались в ремесленных училищах и школах ФЗО (школы фабрично-заводского обучения).

В условиях города-фронта обучение детей в 1942/43 учебном году было по-прежнему сопряжено с большими трудностями. Занятия нередко проходили под гул артиллерийской канонады, из-за недостатка топлива и электроэнергии в классах зачастую было холодно и темно.



С января 1943 года, когда было прорвана блокада Ленинграда, число учащихся стало расти с каждым днем. Но уровень подготовки детей очень различался из-за того, что многие дети не могли посещать школу в 1941/42 учебном году. Это обстоятельство очень осложняло процесс обучения.

В 1944/45 учебном году количество действующих школ в Ленинграде существенно возросло. Теперь насчитывалось почти 200 школ, а число обучающихся в них школьников по сравнению с предыдущим годом увеличилось почти в 3 раза, потому что началось возвращение детей из эвакуации.
Ленинградские учителя провели громадную и ответственную работу по выравниванию знаний учащихся, чтобы таким образом добиться повышения качества обучения. С этой целью особенно широко практиковалось систематическое повторение программы за предыдущие годы.

В годы блокады сильно пострадали здания ленинградских школ, им был нанесен громадный ущерб. В результате бомбежек и артобстрелов было выведено из строя более 300 школьных зданий. Их восстановление началось еще в 1942 году, но основные работы проходили в 1944-1945 годах. Совместными усилиями работников школ, предприятий, институтов, различных учреждений, при активном участии населения, за эти годы было восстановлено и отремонтировано 205 школьных зданий.

Ленинградские учителя и их воспитанники вписали одну из самых героических и славных страниц в историю советской школы. В блокадные страшные дни они самоотверженным трудом в школе, на строительстве оборонительных сооружений, на полевых работах помогли отстоять Ленинград. За активное участие в обороне города свыше 5 тысяч школьников было награждено медалью «За оборону Ленинграда». Многие педагоги и работники школ были награждены орденами и медалями. Высокую правительственную награду – Орден Ленина – получили лучшие учителя города: А.Д. Дмитриева, М.М. Загребина, З.В. Северова, А.М. Серкова, З.А. Шабунина.

Вузы

Война внесла существенные изменения в жизнь Ленинградских вузов. С началом войны тысячи студентов и преподавателей отправились на фронт. Из добровольцев одного только Университета было сформировано 7 батальонов. Из Электротехнического института им. В.И.Ульянова (Ленина) на фронт ушли более 1200 воинов народного ополчения. Студенты Кораблестроительного института вместе с рабочими Адмиралтейского завода образовали батальон судостроителей Октябрьского района. Студенты и преподаватели Института физической культуры им. П.Ф. Лесгафта организовали 13 партизанских отрядов. Учащиеся 1-го медицинского института имени академика И.П. Павлова организовали специальные медико-санитарные дружины. К сентябрю 1941 года из Ленинграда была эвакуирована лишь небольшая часть профессорско-преподавательского состава и наиболее ценное лабораторное оборудование.

В вузах шла напряженная работа по мобилизации всех сил в помощь фронту. Учебные мастерские и лаборатории были в срочном порядке реорганизованы для производства оборонной продукции. В мастерских Университета, Текстильного института, Педагогического института им. А.И. Герцена и многих других изготавливались запалы для гранат. В Институте точной механики и оптики был налажен выпуск прицелов для зенитных установок. Студенты, сотрудники вузов под руководством опытных ученых быстро осваивали военное производство, поставляя фронту снаряды, мины, гранаты, запалы и многое другое.

В результате того, что тысячи юношей и девушек уходили на фронт и на производство, число студентов ленинградских вузов значительно сократилось. В крупнейших вузах (Университете, Политехническом, Горном институтах и др.) количество учащихся уменьшилось более чем в два раза по сравнению с довоенным временем. Но те, кому все-таки удалось закончить высшие учебные заведения, стали действительно прекрасными специалистами в своем деле.

Хотя враг вплотную подошел к городу, в сентябре-октябре студенты многих вузов приступили к учебным занятиям. Профессора и преподаватели институтов пересматривали и составляли заново учебные планы и программы курсов в соответствии с сокращенными сроками обучения, которые были введены в связи с военным временем. В самом начале блокады учебный процесс проходил почти так же, как и в довоенное время, – оживленно и деятельно, студенты активно посещали лекции. Но с каждым днем учиться и учить становилось все труднее и труднее. В конце ноября 1941 года, когда норма выдачи хлеба снизилась до минимума, студенты и преподаватели от голода стали слабеть, многие из них заболевали и умирали. Учебная жизнь в большинстве институтов постепенно замирала. Однако и в этих тяжелых условиях ряд ленинградских вузов – Университет, Политехнический институт, Институт инженеров железнодорожного транспорта, Горный институт и другие – продолжали учебную деятельность. Занятия проходили в необычной обстановке. Вокруг печки-буржуйки расставлялись столы, за которыми располагались студенты и преподаватели. Из-за отсутствия электроэнергии учебную работу приходилось вести главным образом в дневное время. Если возникала необходимость в вечерних занятиях, то они проходили при свете коптилки.

В жестоких условиях блокады ленинградские преподаватели продолжали обучение студентов, считая это своим долгом перед Родиной. Обессиленные от голода и холода, они по-прежнему приходили на свои факультеты, читали лекции, проводили лабораторные занятия, руководили дипломными проектами студентов-выпускников. В 1941/42 учебном году в вузах осажденного Ленинграда работало около тысячи преподавателей, среди которых насчитывалось свыше 500 профессоров и доцентов.

В декабре 1941 года Ленинградский городской комитет партии вынес специальное решение о проведении зимней экзаменационной сессии в вузах города. В нем были выдвинуты два основных требования: создать необходимые условия для подготовки студентов к экзаменам и «не допускать во время экзаменов либерализма в оценке знаний студентов». В январе-феврале 1942 года, когда страшный голод, отсутствие топлива и электроэнергии во многом парализовали жизнь Ленинграда, в ряде институтов города проводилась очередная экзаменационная сессия, проходили государственные экзамены и защита дипломных проектов. Несмотря на строгие требования, предъявляемые к экзаменуемым, у большинства студентов было обнаружено твердое знание предметов. В Университете почти все экзамены были сданы на оценки «отлично» и «хорошо».
В итоге, вузы города подготовили и выпустили в первую блокадную зиму 2500 специалистов. Свыше 500 человек окончили Институт инженеров железнодорожного транспорта, более 200 инженеров дал стране Горный институт. Электротехнический институт им. В.И. Ульянова (Ленина) выпустил большую группу специалистов по электрооборудованию, радиотехнике и проводной связи. Институт физической культуры им. П.Ф. Лесгафта подготовил 250 высококвалифицированных военно-физкультурных работников, большинство которых было направлено на фронт и в госпитали.

Война и блокада города внесли существенные изменения в характер и формы обучения в вузах. Большинство студентов совмещали учебу с работой на заводах и фабриках, в производственных мастерских, на строительстве оборонительных укреплений, в рабочих отрядах, госпиталях, командах МПВО. Занятия в вузах были построены так, что позволяли чередовать оборонную и учебную работу. Преподаватели широко практиковали систему месячных заданий, контрольных работ, консультаций и сдачи зачетов и экзаменов в течение всего учебного года.

В феврале-марте 1942 года большинство высших учебных заведений Ленинграда было вывезено вглубь страны – на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию. Университет разместился в Саратове, Педагогический институт им. А.И. Герцена – в Кыштыме, Механический институт – в Перми, Инженерно-строительный институт – в Барнауле, Политехнический – в Ташкенте. Всего было эвакуировано около 40 институтов. На новых местах ленинградские вузы в короткий срок сумели наладить учебный процесс, а также развернули плодотворную работу по оказанию помощи фронту.

В осажденном Ленинграде остались лишь коллективы медицинских вузов (1-й и 2-й медицинские и Педиатрический институты), не прекращавшие своей деятельности ни на один день. В период блокады городу, как никогда раньше, были нужны врачи и медицинские сестры, способные оказывать помощь защитникам города. Летом 1942 года медицинские институты города произвели очередной выпуск молодых врачей и медицинских сестер, подготовленных из числа студенток младших курсов. В 1942/43 учебном году в медицинских вузах Ленинграда обучалось более 1500 человек. Студенты-медики совмещали занятия с работой в поликлиниках и на дому, помогая врачам диагностировать и лечить больных ленинградцев. За годы блокады медицинские институты города подготовили несколько тысяч врачей и медицинских сестер. Только в одном Педиатрическом институте было выпущено 900 детских врачей и 1500 медицинских сестер.

Небольшие коллективы преподавателей, студентов, рабочих и служащих ряда эвакуированных вузов остались в Ленинграде для того, чтобы работать в производственных мастерских, выпускавших продукцию для фронта, а также, чтобы оберегать научные ценности. Производственные мастерские действовали в Политехническом, Горном, Химико-технологическом институте им. Ленсовета и в некоторых других вузах города. Выполняя большую работу по оказанию помощи фронту, оставшиеся в Ленинграде научные работники и студенты не оставляли мысли о возобновлении учебных занятий.

После того, как свершился прорыв вражеской блокады Ленинграда, учебная жизнь высших учебных заведений начала постепенно возрождаться. В октябре 1943 года некоторые вузы (Электротехнический им. В.И. Ульянова (Ленина), Политехнический, Кораблестроительный, Химико-технологический им. Ленсовета и другие) возобновили учебную деятельность в родном городе. Всего в 1943/44 учебном году в городе работало 13 высших учебных заведений. Летом 1944 года в Ленинград возвратились крупнейшие вузы города – Университет, Педагогический, Инженерно-строительный институты и другие. В 1944/45 учебном году в Ленинграде действовало уже 31 высшее учебное заведение. Здесь работало 3260 профессоров и преподавателей и училось свыше 18 тысяч студентов.
В сложной обстановке военного времени высшие учебные заведения Ленинграда не прекратили своей деятельности, сумели дать стране тысячи ученых, инженеров, учителей, врачей и других специалистов, отдавая все свои силы для достижения победы над фашизмом.

Русско-Балтийский вагонный завод. (1869-1917).

Оригинал взят у imperium_ross в Русско-Балтийский вагонный завод. (1869-1917).
Оригинал взят у imperium_ross в Русско-Балтийский вагонный завод. (1869-1917).
Русско-Балтийский вагонный завод — акционерное машиностроительное предприятие Российской империи, основан 1869 году. Первоначально завод располагался в Риге, но ввиду Первой мировой войны осенью 1915 года был эвакуирован в Тверь, Москву и Петроград.
Крупное предприятие АО "Русско-Балтийский вагонный завод" (РБВЗ) в то далекое время занималась выпуском автомобилей различного назначения, и модификаций, автомобилестроением, сельскохозяйственных машин, кораблестроением, самолетостроением , паровозо-вагоностроением, и заканчивая керосиновыми двигателями.

Автомобили Русско-Балтийского вагонного завода Российской империи были всемирно известны, прежде всего благодаря своим победам в престижных соревнованиях, таких, как например С.-Петербург — Монте Карло в 1912 и 1913 годах. Автомобиль "Руссо-Балт" стал первым автомобилем, добравшимся до вершины Везувия.

Руссо-Балт С24-55.(гоночный автомобиль)



Collapse )


водка "горбачев". 1972 год....

Оригинал взят у nickmix01 в Куй железо, пока Горбачёв!

Я, почему-то, всегда думал, что водку "Горбачёв" в Германии начали делать во время Perestroika, а тут - 1972 год и водка уже на месте.
Вот как бывает - выпускают немцы эту водку с 1921 года, а ассоциируется она у нас только с Михаилом Сергеевичем.