Горе-восстание.

Оригинал взят у oper_1974 в Горе-восстание.
Сергей Воронов "Совершенно секретно".

"...солдатня обошла и ограбила все питейные дома, вымогала у деревенских жителей деньги и водку, награбив у них же несметное количество сапог, шапок, исподнего, юбок, чулок, не обошлось без изнасилований."

        29 декабря 1825 года взбунтовался Черниговский пехотный полк, расквартированный в сёлах Васильковского уезда Киевской губернии. Мятеж, организованный офицерами, состоявшими в Южном обществе, стал продолжением попытки переворота 14 декабря 1825 года в Петербурге.
        Первоначально в планах заговорщиков выступление на юге империи значилось как вспомогательное: первым должен был выступить Петербург, выступление "южан" предполагалось лишь после сигнала оттуда хоть о каком-то успехе.
         Но всё пошло наперекосяк, и не только в столице: ещё за день до событий там, 13 декабря 1825 года, в штаб-квартире II армии в Тульчине был арестован полковник Павел Пестель, командир Вятского пехотного полка, фактический глава Южного общества.
          Уцелевшие нити заговора оказались в руках подполковника Сергея Муравьёва-Апостола, батальонного командира Черниговского полка, а также его старшего брата Матвея, подполковника в отставке.


Collapse )

800x600_QNr6TZFQpApxkAuo9A8l.jpg



Т-26 в Западной Европе

В результате неудачных для Советского Союза приграничных боев среди многочисленных тровеев Вермахта оказалось несколько десятков танков Т - 26, которые были приняты на вооружение под наименованием Panzerkampfwagen T-26 737(r).
Часть из них оказалась в Западной Европе, где применялась в боях против союзников.








Смерть толерантной Европы - все слишком поздно

Оригинал взят у irnella в Смерть толерантной Европы - все слишком поздно
Ближе к полуночи в маленькой брюссельской гостинице в пяти минутах от знаменитой Гранд Пляс портье Али надежно запирает дверь на множество замков. Через пару часов начнется настоящая свистопляска — пьяный уличный мордобой, звон битого стекла, крики дерущихся и стоны раненых.



«Веселый у нас район, — с усмешкой говорит Али. — Центр города — самое опасное место в Брюсселе, но по ночам полицию здесь не увидишь. Разве что убьют кого-нибудь».

Для Али ночное дежурство — лучшее время. Можно сидеть в темноте, разрезаемой светом фар и пульсацией ночных реклам, курить (что строго запрещено) и даже опрокинуть рюмочку кальвадоса с каким-нибудь разговорчивым гостем. Вроде меня.

Али по происхождению марокканец, а по паспорту бельгиец — в третьем поколении. Да и сам отель принадлежит арабам, и вся обслуга — арабская. Али — из этих, «интегрированных». Не дурак выпить, любит девчонок, сигары, ночные клубы и ненавидит своих соплеменников из Моленбека, главного террористического гетто Европы (до него всего десять минут пешком).

«Я их боюсь, рано или поздно ОНИ до меня дотянутся, — тихо говорит Али. — И деваться мне будет некуда».

«Чепуха! — говорю я. — Ты нормальный веселый парень, и ребята ваши в отеле отличные. Вы ж не террористы какие-нибудь. Если какая-то заварушка, — ваше дело сторона».

«Ну, ты даешь! — хохочет Али. — А еще, говоришь, что военный корреспондент. Ты знаешь, что такое гражданская война? Нейтральных в ней убивают первыми. Война будет, я ее в воздухе чувствую. Даже не война, а сдача власти шариатским придуркам. Эти жирные брюссельские курицы из Европейского квартала (там находятся все главные институты Евросоюза — Д.А.) даже не пикнут, поднесут нам шариат на блюде, по всем законам демократии. Проведут референдум в отдельно взятом районе, и начнется. В ответ поднимутся местные националисты, и кого они пойдут бить? Чтоб мочить настоящих террористов в Моленбеке, у них кишка тонка. Они возьмутся за обыкновенных арабов, таких, как я, — разнесут мою гостиницу, выбьют стекла в парикмахерской у моего соседа-араба, где ты сегодня причесывалась. Хотя мы-то как раз нормальные бельгийцы. Я даже в Марокко никогда не был».

«Понятно: у нас в России говорят, что бьют не по паспорту, а по морде».

«А потом к нам придут «эти», из Моленбека. Отобьют мне печень за то, что я продаю алкоголь, да и сам выпиваю. А моему соседу-парикмахеру выдавят глаза (уже грозились!) за то, что у него и мужчины, и женщины вместе обслуживаются. И куда нам с ним деваться? Бежать к «своим»? А кто для нас «свои»? Для коренных бельгийцев мы всегда останемся «чужими». Придется «покаяться» и вернуться к якобы «своим». Чтоб голову не отрезали. И так поступят все «интегрированные мусульмане», которыми так гордится Евросоюз. Из страха. Из циничного расчета: в гражданской войне надо всегда переходить на сторону сильного. А сильный кто? Тот, кто не боится умереть. Ваххабитские фанатики».

БРЮССЕЛЬ КАК РАЙ ДЛЯ ТЕРРОРИСТОВ

И всегда им был. Еще с 1960-х годов. Кто тут только не ошивался! «Красные бригады», боевики Ирландской республиканской армии, курдские партизаны, «оасовцы» (противники де Голля). Прямо рядом с вокзалом здесь можно купить любое оружие, — достаточно знать нужных вертких людишек. А можно и не знать. Есть известные бары, куда заходят только для того, чтобы найти посредников. Фальшивые паспорта — тоже специализация Брюсселя. Правда, сделать качественный европейский паспорт сейчас практически невозможно, так ведь он и не нужен. Для пересечения внутренних шенгенских границ достаточно «внутренней карты» (для профессионалов — плевое дело). Местные полицейские — люди воспитанные. Даже после громких терактов в Париже и Брюсселе франко-бельгийская граница не контролируется, в поездах проверяют только билеты, а уж хайвеи и вовсе красота. Если не превышаешь скорость, то ты приличный гражданин, даже если у тебя в багажнике труп и пара гранатометов из центрального парка Брюсселя.

А все-таки, почему именно Бельгия? Это крохотное искусственное государство-монархия, куда насильственно втиснуты две ненавидящие друг друга нации — валлоны (говорящие исключительно на французском) и фламандцы (лингвистический багаж аж три языка — голландский, английский и французский). Французский фламандцы учат исключительно для того, чтобы доказать этим упертым валлонам, что мы люди прагматичные, вежливые и готовы даже ВАШ язык выучить. Взаимная ненависть достигает высот неслыханных (арабы и евреи отдыхают). Если браки между евреями и арабами все-таки существуют, то фламандцы и валлоны категорически отказываются спариваться друг с другом. (Наверняка есть исключения, но мне почему-то не встречались.)
В стране царит полувековой бардак. Только в Брюсселе 19 коммун и 6 полицейских участков. (Раньше их было 19!). Если вы переезжаете из одной коммуны в другую, вы сразу выпадаете из поля зрения местных властей, которые вечно ставят палки друг другу в колеса, отказываются сотрудничать, гадят как могут соседям и ябедничают на них в федеральное правительство, в котором тоже крайне запутанная система управления. Все попытки фламандцев (Брюссель когда-то был чисто фламандским городом) упорядочить и централизовать этот дурдом упирались в нежелание местной франкоязычной бюрократии хоть что-то менять, — ведь тогда множество никчемных бездельников потеряют теплые насиженные места с гарантированной высокой зарплатой. Фламандцы плюнули и уехали из столицы (их теперь всего 70 тысяч на 1100000 человек брюссельского населения.)

Collapse )

Миф о крепостном праве

Оригинал взят у koparev в Миф о крепостном праве
Оригинал взят у koparev в Миф о крепостном праве

Что мы знаем о крепостном праве в России? Оно – темное пятно на прошлом страны. Многие уверены, что Россия последняя из всех стран отменила у себя этот пережиток феодального прошлого. Но так ли это и чем на самом деле было крепостное право для крестьянина? В Боснии и Герцеговине, например, крепостное право отменено позднее, чем в России, в 1918 г. В Венгрии крепостничество отменено в 1853 г. В Северной Америке рабство было отменено только в 1865 году, через четыре года после отмены крепостного права в России, в Бразилии - в 1888 г. В колониях Британии рабство было отменено после ВМв. В качестве рабов британцы зачастую использовали ирландцев. Да и сколько было крепостных крестьян в России? Оказывается, в 50-е гг. 19 в. крепостные составляли около 25 % от населения страны. Государственных крестьян было много больше, чем крепостных. Чем же одни отличались от других?
Collapse )

Как снимали социально-бытовой фильм о нуждах учащихся полицейской школы...

Оригинал взят у y4astkoviu в Как снимали социально-бытовой фильм о нуждах учащихся полицейской школы...



Кадеты полицейской академии и их начальники пытаются остановить городской «бунт», но сами едва не становятся жертвами самых агрессивных преступников. Когда им удается спасти своих товарищей, попавших в заложники, один из кадетов, не участвовавших в операции, начинает биться головой о капот машины. Недоумевающий комендант академии спрашивает: «Что это с ним?» – и получает ответ от однокашника парня: «Здесь была стрельба, сэр, а он ее пропустил»

Чего мы ждем от полицейских? Мы надеемся, что они честны, умны, храбры, беззаветно преданы своему делу и что они сохраняют хладнокровие даже в самых опасных ситуациях. Мы хотим, чтобы они были суперменами или рыцарями без страха и упрека. И тем не менее один из самых любимых фильмов о полиции всех времен – фарсовая комедия, в которой копы (как опытные, так и начинающие) предстают гороховыми шутами. Поставил эту картину, вышедшую в 1984 году, режиссер Хью Уилсон, а называется она «Полицейская академия».


Collapse )